РАССКАЗ: РОССИЙСКОЕ МОЛОДОЕ АВТОРСКОЕ КИНО В КИТАЕ

Сегодня мы публикуем удивительный и вдохновляющий рассказ. Владимир Ракша - режиссёр, продюсер и оператор своего авторского проекта Selfing. Случай уникальный для российского и мирового кинодела. Почему? Владимир всё рассказал сам ниже. Лишь добавлю, что это один из тех случаев, когда то, что режиссёр ещё и сам снимает проект как оператор делает фильм и его визаульную составляющую настолько самодостаточной и оригинальной.


Проект «Selfing» стал первым интернациональным проектом студии Cinemarvel. До этого мы снимали в основном на русском языке и больше в России, рекламу, клипы и иногда кино. В 2007-м году я побывал в Китае впервые, работал там на другом проекте, на съемках фильма в монастыре Шаолинь. Тогда я учился на втором курсе ВГИКа, и эта поездка оставила специфическое представление о стране, и о людях ее населявших. Мне целый месяц плотной работы с китайцами дал понять, насколько мы разные, как отличаемся друг от друга по мироощущению, идеологи и подходу к работе на площадке. Идея же фильма Selfing пришла много позже, и изначально была положена на основу книги «Китайская неизвестная реальность» за авторством моих хороших друзей Павла Шуваева и Артема Темирова. Сейчас книгу можно скачать где то в интернете. Но очень долго я не садился за сценарий, потому что снимать только о Китае историю мне совсем не хотелось, а хотелось снимать о человеке, который попадает в этот странный мир, и через его восприятие показать всю многогранность и необычность Китая и китайцев, некоторую абсурдность этого мира. Такой истории долгое время не попадалось, и однажды я наткнулся в интернете на новостной сюжет, в котором рассказывалось об интересной бизнес тактике повышения интернациональности китайских корпораций – суть ее в том, что на работу нанимают фиктивных сотрудников из Европы и Америки, которые изображают из себя специалистов высокого класса. Такие специалисты производят очень сильное впечатление на китайских клиентов компаний, и получают хорошие деньги за свой «витринный образ». На английском это называется «White Guy
Window Dressing», не знаю как корректно перевести. В конечном счете, это и стало сюжетной основой для сценария. Можно сказать, что история во многом настоящая, хотя она и не основана на истории одного конкретного человека.


Планирование съемок проходило очень тяжело и долго. Почти 2 месяца мы с китайским исполнительным продюсером проводили весь предпродакшн удаленно. Все пробы актеров и локации я утверждал из Москвы по видео и фото. Надо отметить, что многое я поменял уже по приезду, в первую неделю в Пекине выбрал вообще другие объекты, и заменил половину актеров. Вся съемочная группа состояла в основном из китайцев, которые, надо отдать им должное, относятся к своей работе очень серьезно, знают нюансы и специфику, и оперируют вполне американской терминологией на съемках, что для меня стало приятной неожиданностью. Особенно это касается административной группы, которая состояла из 7 человек, каждый из которых отвечал за свой сегмент производства, один решал вопросы по аренде, другой по помещениям, третий по оплате актеров (в Китае есть что то вроде профсоюзов), и так далее. Это позволило работать достаточно четко, и почти без накладок.

Во многом это заслуга нашего исполнительного продюсера Гу Цицзюня. Неожиданным открытием стало то, что в Китай часто приезжают снимать сериалы Французские компании, они привозят своих актеров и режиссеров, а павильоны и технику арендуют в Пекине и Гонконге, это для них дешевле и удобнее, и такая практика очень распространена.
Многие близкие к кино китайцы очень любят режиссера Вонга Карвая, и часто спрашивали нас, знаем и мы его. Любопытно, что сами они произносят его имя как «Ван Каваи», с ударением на другие буквы, и сначала мы не совсем понимали о ком идет речь. Джеки Чена же напротив любят не все, что нас тоже удивило. Причин тому оказалось 2, первая – политическая - Чен считается ярым сторонником партии и правительства, которое в Китае принято слегка ругать, вторая же причина – подражание западу, к которому стремятся многие китайцы, но публично порицают.

Большую часть съемочной техники мы привезли с собой, а так же звук и некоторое железо. Кино я снимал на RED epic-Х, используя обвес, карбоновый компендиум и фоллоу-фокус от Tilta. Из объективов у меня был целенаправленно специфический и легкий комплект: линейка Samyang Cine (8/3.8, 14/3.1, 24/1.5, 35/1.5, 85/1.5), Canon (24-70/2.8), и старые фото объективы серий Юпитер и Мир (37, 135, 200), которые дают интересный рисунок боке и своебразную пластику. Хотелось добиться некой “олдскульности” картинки, что, как мне показалось, подчеркнуло стиль фильма. Все объктивы я комбинировал, мешал друг с другом серии, в одной сцене мог использовать объективы с соверешнно разным рисунком, пластикой, цветом и светосилой. На цветокоррекции нюансы мы поправили и все легко свели, благо R3D это позволяет. Еще я использовал интересный байонет EF, с собственной встроенной лепестковой диафрагмной. Это достаточно редкий байонет для камер RED от компании Kipon. Таким образом, имея две аналоговые диафрагмы одновременно, можно получать интересное размытие, виньетирование и боке, добиваясь контролируемых аберраций, и используя это как художественный прием. Например изменяя степень открытости диафрагмы 1, относительно диафрагмы 2, можно менять размер и форму боке и размытость края боке не изменяя светового наполнения кадра, что часто выглядит любопытно, особенно в динамике, и при переводе фокуса. До этого я случайно открыл этот эффект на съемках рекламы с этим комплектом. Ни разу не видел сам, чтоб так делал кто то еще, и я знаю, что я допустил миллиард технических нарушений стандартов, иногда чрезмерно увлекаясь стилем, впрочем, меня это не очень беспокоит. Всё-таки я снимал кино, а не выполнял упражнение киноосвещение в институте. Свет в фильме я специально делал очень реалистичным и «бытовым». Такое решение было продиктовано простой причиной - стиль «мокьюментари», к которому я отношу картину, предполагает некоторую документалистичность кадров, этого было добиться нелегко, и я всё время сдерживал себя, подавляя желание ставить в кадре выверенный и чрезмерно классический свет. Всё-таки я не совсем настоящий оператор. Раз уж выбрал такой стиль изначально, то уж соблюдай его - так решил я. По этой причине я старался максимально использовать имеющиеся источники и окна, отражая все что можно. Например в одной сцене сильвер стоит в комнате у стены и отражает уличный фонарь через дорогу. Я все время просил ставить и перевешивать в помещениях лампы по 5 раз, ставить отражающие вещи в неудобные всем места, так что между дублями все ходили и спотыкались, просил ассистента ходить с отражателем по витиеватой траектории в время кадров. Вкручивал более мощные и другие по цвету лампочки, навешивая на них цветные фильтры и тряпки, светил через бутылки и др. Потом я прочитал, что это сейчас хороший тон – делать так, и порадовался.



Я режиссер и продюсер на этом фильме по понятным причинам – это мой авторский проект. Почему я и оператор тоже - причин несколько: я ужасный самодур и не всем под силу со мной работать и чувствовать себя комфортно. Все мои знакомые операторы разъехались в разные страны, на момент запуска проекта мой любимый оператор уехал в Израиль, другой в Беларусь, еще один в Швецию. И я подумал: блин, ну, о’кей, давайте я попробую сам.

Очень хотелось, но не удалось арендовать в Пекине коптер, что стало неожиданностью, так как предложения в сети были. Однако полеты над Пекином запрещены, чего не скажешь о других городах, и все наши усилия не привели к результату. Там, где мы хотели летать никто не соглашался, а там где нам предлагали полеты, местность уже была похожа на провинциальную деревню и нам для фильма не подходила. Более того, купить готовые пролеты на стоках мы тоже не смогли. Кроме как DV 720p для ТВ съемок ничего более нет.

Подготовка заняла два месяца, съемочный процесс месяц, и постпродакшн еще два. В течении съемок мы работали день за днем подряд, с минимум выходных и отдыха. Все героически выдержали этот ритм. Пост продакшн картины мы сделали в Москве совместно с нашими партнерами из США, и часть удаленно в Чикаго. Что является большой удачей, и спасибо за это нашему хорошему другу продюсеру Дэниелу Корнеру, который сделал нам большую скидку и вообще всячески помогал в течении всех съемок и поста.

Наше кино самостоятельное, авторское, и по мировым меркам достаточно камерное и малобюджетное. Однако, мы старались не меньше чем на наших крупных коммерческих и заказных проектах, и спасибо всем кто старался вместе с нами, а это всего 74 человека.
В довершении хочу добавить, что если вы хотите снимать кино в другой стране и на другом языке, то будьте готовы все объяснять по 4 раза, чтоб вас правильно переводили и понимали. Наберитесь терпения, денег, и неравнодушных партнеров, обязательно из той страны, где вы хотите снимать. Связи по прежнему решают все, а так же энтузиазм, безграничное старание, и вера в своё дело.

Спасибо Стефе, что записала, спасибо Сергею Комарову за вопросы, Майклу, за то что дал фото, Тёме, Севе, Цицзюню, Марату и Дэниелу.
Записала Стефания Васнецова, специально для проекта odnimkadrom.com Фото: Майкл Роджерс.

Комментариев нет:

Отправить комментарий